15.03.2024

О вхождении Хакасии в состав Красноярского края – взгляд историка

После выхода нашей публикации под названием «Рейдерский захват – завтрашний день Хакасии?», где экономист Татьяна Ковалева привела экономические аргументы того, что республика движется в сторону потери субъектности,

После выхода нашей публикации под названием «Рейдерский захват – завтрашний день Хакасии?», где экономист Татьяна Ковалева привела экономические аргументы того, что республика движется в сторону потери субъектности, в общественной плоскости возник спор о целесообразности таких утверждений.

Стоит отметить, что вопрос возник не на пустом месте, речь о развитии сценария, когда Хакасия может вернуться под управление Красноярского края, идёт не первый год. В публичном политическом пространстве стараются это замалчивать, но от общественного запроса спрятаться невозможно. Неоднократно на встречах с избирателями в 2023 году этот вопрос задавали кандидатам на пост главы Хакасии. Сейчас к обоснованию возможных событий подключились и люди, обладающие компетенциями в таких вопросах. Вслед за экономистом Татьяной Ковалевой, своё мнение выразил кандидат исторических наук Станислав Угдыжеков.

***

Я бы хотел несколько прокомментировать заметку нашего известного экономиста – Татьяны Ковалевой о готовящемся «рейдерском захвате» Республики Хакасия. Мне кажется, с чем-то тут можно не согласиться.

Во-первых, рейдерский захват республики уже произошёл, причём достаточно давно. Если рассматривать хозяйственный комплекс как общественное благо, то его львиная доля у хакасских жителей изъята опытными руками. У нас представлены влиятельные бизнес-структуры федерального уровня. Они чувствуют себя здесь как рыба в воде в благоприятных монопольных условиях. Их не очень отягощает присутствие местного общества или властей. Когда им что-то не нравится, всегда могут провести свою волю даже в пику общественным интересам. Ушли в частную собственность такие гиганты, как Саяно-Шушенская и Саянский алюминиевый завод , угольные богатства, железорудная промышленность, цветные металлы, золото, лесные угодья и прочая и прочая и прочая. Их деятельность регулируется федеральным законодательством, и республика, как нас уверяют местные чиновники, не в состоянии изменить это положение вещей.

Поэтому я бы вот очень не горевал по поводу мыслей о том, что, возможно, в рамках Красноярского края, где более сильная экономическая позиция, более мощное руководство, можно будет защищать интересы местных жителей. А почему бы и нет?

Татьяна Ковалёва написала об этом так, как будто это что-то плохое. Правда, среди рассмотренных ею вариантов есть упразднение Республики Хакасия и последующее включение отдельных районов в состав Красноярского края. Я неоднократно высказывался, что это было бы замечательное решение, потому что мы, не обладая достаточными ресурсами, содержим на своей шее замечательную бюрократию местного разлива, несём, как вериги, гигантские расходы на содержание большой армии чиновников республиканского уровня. За что нам это? Неужели жители Хакасии затронуты каким-то древним проклятием и с рождения должны содержать какой-то загадочный старинный правящий клан? Красноярский край – гораздо более богатый и самодостаточный, ведь бюджетная обеспеченность на одного жителя Хакасии в два с лишним раза меньше, чем у него.

Среди минусов автор называет превращение Абакана в «уездный город». Ну, это дай бог, чтобы он стал уездным городом, а лучше и вовсе районом города Минусинска. По этой схеме, кстати говоря, пусть будет Абаканский район Минусинска, Черногорский район Минусинска, Усть-Абаканский район и Белоярский район Минусинска. Зачем эти пять таких карликовых по краевым меркам муниципалитетов содержать налогоплательщикам?

Я вот, допустим, не подписывал с сатаной какой-то договор о том, что навек обязан содержать пять мэров, пять газет, пять советов депутатов, местные автопарки чиновников и пр.

Да, пусть будет один город Минусинск с районами – вполне обычный по сибирским меркам город с численностью населения где-то в 350–400 тыс. человек. Точно, например, выиграют студенты – будут по единому проездному билету ездить из Минусинска в Черногорск и обратно. Не понимаю, почему это так пугает Татьяну Ковалёву, я был бы только за.

Благодаря юбилею Енисейской губернии Минусинск очень похорошел, отремонтировал свои старинные здания. Вот нам бы толику такого развития. Надо было Абакану хотя бы на этот юбилей войти в Красноярский край. Но пока мы остаемся любителями «карликовых форм»: маленькие городки, маленькие поселки. Давайте идти к чему-то большему и большому.

Ну, а что ещё у нас может пострадать? Чего у нас такого в республике создано уникального в общественном организме, чтобы мы боялись, например, поглощения? Татьяна затронула проблему места университета в развитии субъекта. Но отмеченные ей пороки характерны для вузов во всей стране. Это связано с фундаментальными особенностями развития науки в России. Еще со средневековья европейский университет – совершенно автономное и надтерриториальное образование. Даже полиция не может войти на территории кампуса и провести обыск или задержать кого-то из студентов. Признается абсолютная самодостаточность, есть твердое финансовые основание, есть устоявшиеся традиции. А в России это, по сути, были государственные конторы по выдаче дипломов. Но укрупнение тех же университетов может заметно улучшить ситуацию в нашем случае. У нас в Хакасии два филиала Сибирского федерального университета уже есть – ХТИ в Абакане и СШФ в Черёмушках. Вот поэтому хакасский госуниверситет тоже может спокойно стать частью большого Сибирского федерального университета. И выпускники из Абакана или Черногорска, не уезжая далеко и не очень отягощая расходами родителей, смогут получить диплом федерального университета. И рейтинг такого диплома гораздо выше, допустим, ХГУ на рынке труда. Кто от этого проиграет?

Я всегда был сторонником такого варианта вхождения в край, какой описывает Татьяна Ковалева – без ненужной нам прослойки местной бюрократии. Республику в своё время создавали по обращениям съезда хакасского народа. Провозглашались высокие цели развития хакасского народа, сохранения его языка и культуры, кадровой политики в отношении хакасской молодёжи. Видим ли мы признаки решения этих задач?

За время «самостийной Хакасии» около трети от численности коренного народа ее стремительно покинуло. Я вижу, как уезжают молодые люди, не видя здесь никаких перспектив для себя. Хакасский язык и литература в эпоху цифровизации никак не пострадают, хотя бы потому, что все те институты, которые призваны их оберегать и развивать, созданы были именно в Красноярском крае. Например, хакасский научно-исследовательский институт языка литературы истории, кафедра хакасского языка, общества сохранения хакасского языка. Я тут не вижу никаких проблем даже для гипотетических хакасских национал-патриотов. Ну, при наличии серьезных опасений их можно легко купировать, упомянув в уставе Красноярского края про гарантии национально-культурной автономии хакасского народа.

Это не территориальная автономия с границами и колючей проволокой, а форма общественного объединения . С центром в том же Красноярске, где когда-то были зимники предков хакасов на острове Татышевом. Можно предложить финансирование проектов хакасской идентичности не ниже определённого уровня. Для богатого Красноярья легко будет превзойти нынешние показатели. У нас же XXI век, мы должны учиться защищать различные права людей в том числе права и на родной язык, и на самоидентификацию. Мне кажется, в этом плане у нас именно в Красноярском крае наработан очень хороший позитивный опыт, потому что и театры, и библиотека, и литература, и научно-образовательный потенциал – всё это создано было именно большей частью в составе Красноярского края. Во всяком случае ничего подобного не произошло в Республике Хакасия. Ну и статистика говорит сама за себя. Ведь опубликованы результаты переписи населения: у нас страшнейшая убыль населения именно хакасского. Так что республика в ее нынешнем виде – это какая-то могила для титульного населения. Давайте не будем себя ограничивать.

А вот понравился мне анализ экономической основы рейдерства – удешевление и деградация не только основных фондов, но мельчание людей. В социологии этот феномен называется «деградацией элит». После бурных преобразований энергия расходуется, волнения превращаются в рябь, все подергивается болотной тиной и застаивается. Понятно, что и выбираться наверх будут далеко не самые лучшие. Изменить ситуацию может только новая встряска.

Станислав Угдыжеков

Александр Рыков

Последние новости

О мерах профилактики инфекций, передающихся клещами, в Республике Хакасия

Управление Роспотребнадзора по Республике Хакасия напоминает, что с наступлением теплого времени года активизировались клещи.

Уже более 200 человек пострадали от нападения кровососущих животных в Хакасии

Автор Редакция От нападения клещей в Хакасии пострадало уже 207 человек, в том числе 60 детей, сообщает Управление Роспотребнадзора по Хакасии.

О распределении бремени доказывания по договору поставки

Решением Арбитражного суда Республики Хакасия от 07 декабря 2023 года по делу №А74-6594/2023 , оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции,

Card image

Предположение, что российскую валюту тянут вниз проблемы с конвертацией индийских рупий

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *